Живет среди нас человек, с именем которого у каждого саха ассоциируется борьба хапсагай. Благодаря его энтузиазму, настойчивости, умению добиваться поставленных целей хапсагай занимает в нашей республике достойное место.

11009201_1569833809943421_6108661769707769947_n
Как вы догадались, его зовут Алексей Егорович Мостахов – исполнительный директор федерации борьбы хапсагай, мастер спорта СССР, судья международной категории и просто хороший человек, у которого действительно есть чему поучиться.
— Алексей Егорович, чем для вас является борьба хапсагай?
— В 1987 году в Нюрбе, на родине, я работал в спортивной школе тренером по вольной борьбе. В то время в моем понимании хапсагай был летним состязанием, которое проводят только во время ысыаха. По всей республике было всего четыре турнира, и в Вилюйской группе улусов Верхневилюйск был единственным районом, который сохранил традиции хапсагая. Однажды нас пригласили в Верхневилюйск на турнир памяти Буучугурас по борьбе хапсагай. Я, не медля, собрал своих воспитанников, которые входили в состав сборной улуса по вольной борьбе, и поехал. В то время нюрбинцы считались одними из лучших на зональных состязаниях, поэтому я был уверен, что мы выступим на уровне. Каково же было мое удивление, когда мои воспитанники прошли всего-то два-три круга: верхневилюйские спортсмены, эффектно используя приемы хапсагая, буквально раскидали моих ребят налево и направо. Вот с того дня я осознал, что хапсагай – это величина, которую мы должны постичь. Мне тогда было 41 год. Я даже спросил у одного победителя – занимался ли он раньше вольной борьбой, на что он лишь махнул рукой.
По приезде в Нюрбу я первым делом включил хапсагай в программу тренировок. Ежедневно мои воспитанники по 30 минут отрабатывали приемы хапсагая. В 1989 году нас пригласили на чемпионат республики. К сожалению, по уважительным причинам мне пришлось пропустить, вместо меня представителем поехал другой человек. И меня ожидал приятный сюрприз – в командном зачете мои ученики заняли второе место после Верхневилюйского улуса. Еще одним радостным событием было то, что Максима Одирачева признали лучшим борца чемпионата. Увидев борьбу Максима, Петр Алексеев подошел к нему и сказал, что его ждет большое будущее и посоветовал обратить внимание на борьбу с обоюдного захвата. После этого я воспрял духом и с двойным рвением наблюдал и анализировал каждые движения, приемы и саму схватку. Мои всегда завершали борьбу захватом ноги, это был единственный прием, который мы изучили досконально, тогда как верхневилюйчане владели богатым арсеналом приемов и захватов. Вообще по республике было всего два штатных тренера: я и Алексей Баишев из с.Тюнгюлю Мегино-Кангаласского улуса. Я числился в штате ВДФСО, а Алексей получал зарплату от профсоюза.
— Да, мы знаем, хапсагай был народной забавой во время ысыаха или народных праздников. С чего вы начали пропагандировать хапсагай?
— В 1995 году я переехал в Якутск. Конечно, здесь о хапсагае все знали, но никто серьезно не занимался. По работе я тесно сдружился с тренером по вольной борьбе Гаврилом Дмитриевым и предлагал провести турнир по борьбе хапсагай в Хангаласском улусе. Уговаривал целых два года и все-таки добился. Радость была неописуемой! Соревнования прошли в клубе «Саргы туhулгэтэ» в Покровске. Я был главным судьей, участников было мало, еще мало было зрителей – всего пять человек. Тогда я думал, Хангаласский улус заселен русскими, поэтому и нет интереса. Я ошибался. С каждым годом участников становилось все больше и больше, народ подтягивался, соревнования начали проводить во Дворце спорта, который был построен по инициативе первого президента республики Михаила Николаева. Как видите, сейчас республиканский турнир «Ханалас хапсагайа» является единственным турниром в муниципальном районе, где собираются две сотни участников и любителей хапсагая. И самое главное, благодаря этому турниру выросли многие мастера. После «Ханалас хапсагайа» вторым крупным турниром считается турнир на призы МВД по РС(Я), который у нас проводится с 2013 года. Еще я мечтаю, чтобы «Ханалас хапсагайа» присвоили всероссийский или международный статус.
— С какими трудностями встретились?
— Каждая работа начинается с малого, ничто не дается легко и просто. Однажды спросил у городских школьников, знают ли они о хапсагае, на что получил отрицательный ответ. А что в этом случае делать? Раньше не было тренеров, поэтому ни от кого ничего не мог потребовать. Всегда работал методом уговаривания и просьб. Вел беседы, рассказывал, что хапсагай – это не только прекрасный вид спорта, но он еще нужен для поддержания спортивного долголетия. Потому что очень много было «бывших», «не пристроенных» борцов, которым некуда было приткнуться. У кого-то карьера завершилась, кто-то не попал в сборную… Всех причин не перечесть. Спасательным кругом для них был и есть хапсагай.
В 1997 году Михаил Ефимович взял под свое крыло федерацию вольной борьбы и хапсагая. Меня назначили исполнительным директором, вице-президентом избрали Петра Юмшанова. Почему он? Потому что Петр отличался от других своей манерой держаться в обществе, своей общительностью и культурой поведения. Когда появилась возможность, я предложил ему поработать в нашей команде. С Петром мы проработали один олимпийский цикл и в календарный план хапсагая включили ныне очень популярный турнир Кубок федерации. Потом, спустя некоторое время, в положение о Кубке мы внесли детей, ветеранов и мужчин. Это дало колоссальный результат, массовость выросла на глазах, и, самое главное, мастеров спорта стало больше.
Еще одним правильным решением я считаю то, что в программу соревнований по вольной борьбе среди мужчин и юношей мы включили абсолютный чемпионат по борьбе хапсагай. Выставляли достойный приз и приглашали желающих. Помните, зрители, досмотрев последнюю схватку по вольной борьбе, поспешно покидали помещение? Как только мы ввели хапсагай, это сошлось к минимуму. Честно скажу, призы по тем временам мы выставляли шикарные!
— Когда произошла судьбоносная встреча с вашим близким другом, со спортивным комментатором Александром Васильевым-Кэрдугэн?
— У меня есть двое воспитанников – Николай Константинов и Николай Старостин, которые вместе со мной работали на ковре. Мы даже почти одновременно выполнили международную категорию. В один прекрасный день Николай Константинов приходит и рассказывает мне об Александре Васильеве: мол, есть такой человек, который очень хорошо знает и комментирует борьбу. Я это взял на заметку и на следующий день в Доме печати встретился с Александром Васильевичем. Оказывается, он знал меня, как судью по вольной борьбе, но никак человека, который пропагандирует хапсагай. Долго я его упрашивать не стал, он дал согласие, и мы начали совместную работу. Помню, был случай во время первых дней нашего знакомства: во Дворце спорта «50 лет Победы» идут схватки, я что-то сказал, что очень не понравилось Александру, и он начал поспешно и очень шумно собирать свои вещи… Ситуацию мы тогда уладили, и он до конца прокомментировал турнир, но с того дня я больше не мешаю его работе и лишних слов не вставляю (смеется). Конечно, до начала состязаний мы совещаемся и сверяем данные, что, где нужно сказать. Я считаю Кэрдугэна комментатором от бога. Так весело, задорно, живо никто не может вести весь турнир от самого начала до конца. И каждый раз удивляюсь его умению поймать момент и вовремя и к месту приправить его острыми и нужными словами. Сейчас, екогда мы куда-то выезжаем, то первым делом спрашивают – будет ли Кэрдугэн? А если по каким-то причинам он пропускает турнир, то искренне расстраиваются. Вот такая народная любовь. В этом году нашей дружбе двадцать лет, и я уверен, что 50% успеха хапсагая – это заслуга Александра Васильевича.
— Алексей Егорович, как вы принимаете критику и как относитесь к критиканству?
— Если ко мне подойдет человек и скажет свое видение и предложит внести какие-то изменения, которые пойдут на пользу нашего общего дела, то я, конечно, не буду обижаться на него за то, что он указал на недостатки. Это говорит о том, что он душой болеет за развитие хапсагая. Но есть такие люди, которые критикуют ради критики. На таких я тоже не обижаюсь, внимания не обращаю и не спорю с ними. Есть мудрая поговорка – для всех мил не будешь, также я не преследую цели угождать всем.
— В чем преимущества хапсагая?
— Хапсагай помогает грамотно вести борьбу в положении стойки. Даже великий тренер Дмитрий Петрович Коркин практиковал хапсагай, это вы можете увидеть в его заметках по развитию вольной борьбы. Самое главное, нужно обратить внимание на детей. В 1996 году в программе первых Игр «Дети Азии» официально числился хапсагай. Теперь, спустя 12 лет, мы вновь добились его включения в программу Игр с условием, что форму для участников и организацию соревнования мы берем на себя.
Вы когда ни будь видели борьбу, в котором можно победить, не притрагиваясь к человеку, или одним касанием подушечки пальца обеспечить себе проигрыш? Нет, такой борьбы в мире нигде нет. В этом и вся соль хапсагая – в непредсказуемости и быстроте. В разные времена и годы броски в положении стойки вызывают восхищение у зрителей. Поэтому я с каждым разом получаю удовольствие, видя, как ребята делают отбив, прогиб, подсечку и броски. Еще у меня есть традиция: каждый раз во время соревнований усаживать спортсменов в круг и беседовать с ними о приемах.
— Вам удалось создать такую крепкую семью, как Федерация борьбы хапсагай РС(Я), которую сегодня ставят в пример другим федерациям и спортивным организациям?
— 28 декабря 2010 года является днем рождения нашей федерации. До этого у нас была одна неудачная попытка. Давайте я вам про нее расскажу. После того, как я четырнадцать лет проработал исполнительным директором федерации вольной борьбы и хапсагая, я поступил на работу в РЦНВС имени Василия Манчаары. На планерке Иннокентий Юрьевич дал задание создать отдельную федерацию, из этого последовал вопрос, кого назначить президентом. Помню, были четыре или пять кандидатур. Я сразу почему-то остановился на Николае Иннокентьевиче Румянцеве. Через несколько дней я зашел к нему на прием, рассказал о хапсагае, о планах на будущее и предложил возглавить федерацию. Он согласился. Через неделю мы организовали конференцию, где общим голосованием выбрали президентом Николая Иннокентьевича. Через два дня к нам позвонили с приказом приостановить создание федерации… Произошел конфуз. Честно признаюсь, я до этого времени не интересовался политикой, а корнем всего этого дела была та самая политика. Тогда Николай Иннокентьевич был в рядах «Справедливой России», и до президента республики, возглавляющего федерацию вольной борьбы, Вячеслава Штырова донесли такую информацию. Одним махом мы лишились всего, все планы сравнялись к нулю. Через год наступила смена власти. После того позорного случая я во второй раз постучался к Николаю Иннокентьевичу. Я как солдат был готов к любой реакции и к любому ответу. К моему счастью, Николай Иннокентьевич согласился. 28 декабря 2010 года в зале заседания стадиона «Туймаада» мы созвали конференцию и в присутствии председателя Госкомспорта республики Михаила Дмитриевича выбрали президентом Николая Румянцева и подписали Устав федерации.
На мой взгляд, когда в федерации работают больше пяти вице-президентов – это не есть перегибание палки, а наоборот способствует слаженной работе. Не зря же мы в 2013 году стали лучшей федерацией. В чем секрет? У нас работают патриоты и люди, которые всей душой болеют за развитие хапсагая. И еще одним важным фактором я считаю, что мы с полуслова понимаем друг друга и практически никогда не расходимся во мнениях. Иногда слышу, другие федерации говорят, что на наших чемпионатах лучшие призы. Да, это так, а все потому что мы работаем на результат. Вот Николай Иннокентьевич всегда поддерживает спортсменов и организаторов в любых вопросах, будь это выезды или приобретение единой формы или финансовая помощь. И я безмерно благодарен ему и всему коллективу нашей федерации за все, что у нас сегодня есть и будет в будущем.
— Как можно выйти на мировой ковер?
— В 2010 году мы вошли в состав ФИЛА, после его реорганизации в Объединенный мир борьбы хапсагай первыми из традиционных видов спорта прошли регистрацию. Наш соотечественник Петр Юмшанов является представителем борьбы хапсагай в Комитете по неолимпийским видам спорта. За эти годы мы участвовали в чемпионатах Европы, Азии и мира, отдельно проходит открытый чемпионат Монголии. В прошлом году в Японии в рамках русско-японских отношений в области боевых искусств был презентован хапсагай. Такая работа сделана благодаря директору Республиканского центра национальных видов спорта Иннокентию Юрьевичу Григорьеву.
Когда-то я читал про одного японца-мультимиллионера, который по всему миру пропагандировал дзюдо, и благодаря его старанию оно обрело популярность. Он выделял деньги на экипировки и отправлял тренеров в другие страны, чтобы популяризировали дзюдо. Может быть, когда-нибудь в будущем у нас появится такой человек или со стороны государства будет должная поддержка. Ну а на сегодняшний день одним из выходов я вижу в пляжной борьбе. Почему? Потому что она наиболее близка хапсагаю, чем другие традиционные виды борьбы, и у этого вида есть все шансы попасть на Олимпиаду. Ведь мы знаем, что есть пляжный волейбол.
— Правила хапсагая все время меняются. Какими они будут лет через пять?
— Мы попробовали множество вариантов. Раньше спортсмен проигрывал по предупреждению. Было и такое: если на ковер выходят равные по силе спортсмены, и у них идет выжидающая борьба, без каких-либо действий, то мы приписывали обоим проигрыш. Как и в вольной борьбе, в нашей практике были и шарики, которые не прижились. Сейчас в ходе схватки после сорока секунд мы присуждаем балл наиболее активному спортсмену. Здесь все по справедливости. На мой взгляд, мы нашли оптимальный вариант, и эти правила еще долго будут практиковаться. Вообще, правила должны заставлять спортсмена включиться в процесс борьбы. Сейчас за чистую победу мы присуждаем три балла, а раньше было два.
— А каким должен быть тренер?
— Сейчас наступила оттепель. Пришли специалисты, тренеры, которые ведут слаженную работу с детьми младшего школьного возраста. И я всегда другим в пример ставлю тренера Мукучинского наслега Кобяйского улуса Михаила Иванова. Много говорить о нем не буду, результаты его воспитанников говорят сами за себя. Благодаря работе тренеров пришла массовость, сейчас настало время повысить мастерство. Если с младших лет ребенок будет находиться в надежных руках, тогда в будущем из него не только вырастет хороший борец, но и выйдет подготовленный тренер.
— Не устаете от частых командировок?
— Конечно, устаю, но это моя работа. В месяц бывает три-четыре турнира, из них в трех я обязательно присутствую. Потому что я люблю конкретность, четкость действий, и от других я ее требую. Ведь такие моменты, как открытие, закрытие, награждение играют большую роль в организации соревнований.
— Что вы пожелаете якутским борцам?
— Есть тренеры, которые в один голос утверждают, что хапсагай ставит палки в колеса в тренировочном процессе вольников. Но если бы они посвящали хотя бы тридцать минут хапсагаю, то узнали бы, как они ошибаются. Вот, например, если борец раньше вел схватку со счетом 2:2 или 2:3, то результат на табло через некоторое время будет равен 2:4 или 2:5 в пользу якутского спортсмена, который в день тренировок всего тридцать минут уделяет время хапсагаю. Ведь на самом деле хапсагай – это борьба без партера. Даже говорят, что из греко-римской борьбы убрали партер. Наверное, это о чем-то говорит. И о чем-то говорит успех Александра Контоева, абсолютного чемпиона первого ысыаха хапсагаистов, и наверняка о чем-то говорит лидерство Леонида Спиридонова в весе до 80 кг. Задумайтесь. Я вот по телевизору наблюдал финальную схватку Виктора Лебедева, где он использовал приемы хапсагая и заработал победные баллы.
Саина ШЕЛОМОВА.